ЭПИДЕМИОЛОГИЯ, ЭТИОЛОГИЯ И ФАКТОРЫ РИСКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ШЕЙКИ МАТКИ - Заболевания - Акушерство гинекология консультация диагностика, статьи - Акушерство и гинекология консультация диагноз лечение

Поиск

Форма входа

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 266

Добавь в закладки

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Заболевания

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ, ЭТИОЛОГИЯ И ФАКТОРЫ РИСКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ШЕЙКИ МАТКИ
[ Скачать с сервера (164.5Kb) ] 08.09.2011, 18:01

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ, ЭТИОЛОГИЯ И ФАКТОРЫ РИСКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ШЕЙКИ МАТКИ (Обзор литературы)

Среди гинекологических заболеваний у жен­щин репродуктивного возраста патология шейки матки со­ставляет, по данным различных авторов, от 10 до 15%. Воз­никновение и развитие патологических процессов на шейке матки — достаточно сложный и малоизученный процесс. Между тем во многих странах мира изучению этиологии, па­тогенеза, диагностики и лечения заболеваний шейки матки уделяется значительное внимание. Это связано прежде всего с тем, что рак шейки матки в настоящее время является са­мым часто встречающимся онкологическим заболеванием женских половых органов во многих странах мира. Он состав­ляет около 12% злокачественных опухолей, выявляемых у женщин.

Многие авторы отмечают определенную этапность и ста­дийность патологических процессов шейки матки в процессе канцерогенеза. Так, выделяют фоновые и предраковые забо­левания, рак in situ и распространенный рак шейки матки. В связи с этим изучение как доброкачественных, так и пред­раковых заболеваний имеет большое значение в плане про­филактики рака шейки матки. Многочисленные эпидемио­логические исследования в различных странах мира способ­ствуют уточнению этиопатогенетических и клинико-диагно­стических особенностей заболеваний шейки матки.

По данным литературы определенную роль в развитии за­болеваний шейки матки играют национальные, климато-географические и социально-экономические факторы. И.Глисман (1967), Н.С.Киселева (1971), ОЛ.Смахтина (1975) прове­ли эпидемиологические исследования в среднеазиатских рес­публиках. На 1000 осмотренных в Таджикистане предопухолевые заболевания шейки матки у коренных жительниц встречались в 4 раза реже в сравнении с некоренными, а у го­родских жительниц чаще, чем у сельских. В Киргизской ССР наибольшая заболеваемость предраком шейки матки была обнаружена у табаководов зоны Таласа и в Ошской области. В Казахской ССР наибольшая заболеваемость предопухолевыми заболеваниями выявлена у русских, белорусок, украи­нок по сравнению с тюркскими женщинами (казашки, уйгур­ки, узбечки, татарки), что, по-видимому, могло быть связано с особенностями быта, обычаев, гигиенических навыков.

По данным исследований, проведенных в 70-х годах в Гру­зинской ССР, рак шейки матки встречается в 2,5 раза чаще у некоренного населения республики. В 5 раз выше рак шей­ки матки регистрируется в Абхазии, чем в Аджарии (Чаркви-ани Л.И., 1970). Авторы объясняют этот факт тем, что населе­ние Аджарии исповедует ислам, то есть достаточно широко распространена циркумцизия у мужчин. М.Г.Гаджиева на ос­новании исследований, проведенных в Азербайджанской ССР в 1954—1963 гг., приводит данные о том, что частота рака шейки матки в этой республике в 2 раза меньше общесоюз­ных. Причем рак шейки матки в 4 раза чаще встречается у го­родских жительниц по сравнению с сельскими и заболевае­мость чаще регистрируется у проживающих в низменных и предгорных районах (до 500 м над уровнем моря).

При изучении краевых особенностей рака шейки матки в Казахстане С.Н.Нугманов и соавт. (1970) выявили, что на­иболее высокая заболеваемость и смертность регистрируются в Восточно-Казахстанской области и Алма-Ате, а самая низ­кая — в Чимкентской и Кзыл-Ордынской областях. Наиболее часто заболевание диагностируется у городских жителей. У коренного населения Казахстана рак шейки матки встреча­ется в 2,5 раза реже, чем у некоренного.

В последнее время, по данным различных авторов, уста­новлена связь между преимущественным развитием патоло­гических процессов на шейке матки (вплоть до развития предраковых заболеваний и рака шейки матки) у различных национальных групп населения, а также у иммигрантов. Так, по данным T.K.Young и соавт. (2000), рак шейки матки встре­чается гораздо чаще среди некоренного населения Манитоба (Канада), чем коренного. M.R.Partin и соавт. (1999) провели исследование по эпидемиологии рака среди американских индейцев. Авторы показали, что частота рака шейки матки немного выше, чем у американок европеоидной расы, а час­тота рака молочной железы — достоверно ниже. HJ.Lynch и M.A.Rahim (1981) в своем исследовании определили, что для «бедных» стран так называемого третьего мира основны­ми формами рака являются рак шейки матки и ротовой поло­сти. По данным R.G.Fruchter и соавт. (1990), процент рака шейки матки среди англоговорящих иммигранток с Кариб­ских островов несколько ниже, чем среди темнокожего насе­ления США и выходцев с Гаити. T.M.Becker и соавт. (1991) ис­следовали 1603 беспорядочно отобранных испанок, натураль­ных американок и белых женщин неиспанок в Нью-Мекси­ко. Обнаружено, что 9% обследованных были ВПЧ-положи-тельны. Из них 13,7% — неиспанок, 9,7% — испанок и 6,6% — натуральных американок. Распространенность ВПЧ была от­четливо связана с молодым возрастом (14—19 лет). G.E.Hen-dershot (1987) отмечает религиозные и национальные разли­чия в частоте рака шейки матки. Автор отмечает, что эти раз­личия скорее всего связаны с особенностями гигиенических навыков, предпочтением барьерных методов контрацепции среди негроидной и европеиоидной рас, а также различных религиозных групп. Так, среди евреек, африканок и некото­рых представителей религиозных групп среди европеиоидной расы повышенная частота рака шейки матки может быть свя­зана с тем, что эти женщины не используют барьерные мето­ды контрацепции.

По данным того же автора, в исследовании 1982 г. отмеча­ется, что повышенная частота рака шейки матки регистриру­ется у женщин, имеющих низкий социально-экономический статус и проживающих в сельских регионах страны. C.W.Crit-chlow и соавт. (1995) сообщают о более высокой частоте экто­пии шейки матки и экзоцервицита у женщин, использующих частые спринцевания.

В последнее время публикации, посвященные крупномас­штабным эпидемиологическим исследованиям, отсутствуют.

На протяжении многих десятков лет учеными высказыва­лось предположение о главенствующей роли инфекционного фактора в генезе рака шейки матки, причем значительное ко­личество инфекций нижнего отдела генитального тракта женщин считалось этиологическим фактором. В настоящее время наибольший интерес среди инфекций, передающихся половым путем, представляют хламидии и папилломавирусы. Это связано отчасти с высокой частотой выявления данных инфекций у гинекологических больных. Среди пациенток с патологией шейки матки хламидии обнаруживаются в 40-49% случаев (Кутлин А.В. и др., 1996). У 11-46% сексу­ально-активных женщин в тканях мочеполового тракта обна­руживается ДНК вируса папилломы человека (Donnelly J. et al., 1996). Особое значение приобретает тот факт, что на­ибольшая частота инфицированности выявляется в молодом возрасте. Так, по данным M.Delcroix (1994), около 86% всех новых случаев урогенитального хламидиоза и папилломави-русной инфекции (ПВИ) отмечается у пациенток моложе 30 лет.

А.С.Прозоров и соавт. (1996) установили взаимосвязь лей­коплакии шейки матки с инфицированностью вирусом про­стого герпеса 2-го типа и цитомегаловирусом.

Однако в настоящее время ключевой концепцией этиопа-тогенеза рака шейки матки признана вирусная гипотеза, в ко­торой ведущая роль отдается папилломавирусной инфекции. История развития биологии ПВИ связана с развитием лабо­раторных технологий. Только в 80-х годах XX в. был иденти­фицирован самый высокоонкогенный тип вируса папилломы человека (ВПЧ) — 16-й. Особую роль в развитии представле­ний о роли ВПЧ в генезе заболеваний шейки матки сыграло открытие полимеразной цепной реакции (ПЦР), благодаря которой была выявлена высокая связь ВПЧ и цервикальной интраэпителиальной неоплазии (CIN).

В настоящее время идентифицировано более 100 различ­ных типов ВПЧ, из которых 30 инфицируют генитальный тракт человека. Нумерация типов ВПЧ идет от времени от­крытия типа вируса. Выделяют типы, подтипы и варианты ти­па вируса по различиям в составе ДНК. Различия в составе ДНК между типами вируса составляют более 10%, между под­типами от 2 до 10%, между вариантами типа вируса — менее 2%. Кроме того, среди типов ВПЧ-инфекции выделяют груп­пы различного онкологического риска. Так, к низкому онко­логическому риску относят ВПЧ 11,6,40,42,43,44 и 61-го ти­пов; к среднему риску — 30, 33, 35, 39, 45, 52, 56, 58; к высоко­му риску — 16, 18 и 31 -го типы вируса.

По данным J.J.Curter и соавт. (1996) выявление серопози-тивного вируса папилломы человека типа 16 в 5,7 раза увели­чивает вероятность развития плоскоклеточных интраэпите-лиальных поражений, чем выявление ВПЧ 16-го типа без об­наружения в организме антител к нему.

M.M.Schiffrnan и соавт. (1995) при обследовании 500 боль­ных с цервикальной интраэпителиальной неоплазией так описывают эпидемиологический профиль: это женщины с ранним началом половой жизни, имеющие большое коли­чество половых партнеров, курящие большое количество си­гарет в день и имеющие низкий социально-экономический статус. 76% таких пациенток были ВПЧ-положительны.

Идентификация ВПЧ-инфекции при различной патоло­гии шейки матки имеет также географические особенности. В различных регионах мира выявляются различные типы па-пилломавирусной инфекции. Так, в 1993 г. в Тайване обследо­вано 43 больных раком шейки матки. 72% из них были ВПЧ-положительны. ВПЧ 16-го типа выявлен у 15% боль­ных, 18-го типа — у 2 больных; 11, 33, 52, 58-го соответствен­но по одной больной, ВПЧ 31 и 42-го типа не идентифициро­ван. У 5 больных ВПЧ не был обнаружен.

D.B.Thomas и соавт. (2001) при обследовании 190 больных с распространенным раком шейки матки и 75 больных с ра­ком in situ в Бангкоке выявили ВПЧ у 79 и 57% больных соот­ветственно. При типировании вирусов были обнаружены 16 и 18-е типы, а 31, 33, 35 и 39-е не были идентифицированы. Причем такие факторы, как курение, цервикальные инфек­ции, низкий социально-экономический статус, имели значе­ние для развития только рака in situ, но не для распространен­ного рака шейки матки. У ВПЧ-положительных больных с раком in situ, по данным авторов, в 4 раза чаще развивался агрессивный рак шейки матки, чем у ВПЧ-отрицательных.

По данным TSasagawa и соавт. (2001), 11, 39, 42, 44, 53, 59, 62 и 66-й типы ВПЧ связаны с плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями низкой степени; типы 16, 18, 31, 51, 52, 58 — с плоскоклеточным раком шейки матки; 16 и 18-й ти­пы — с аденокарциномой; 6 и 11-й — с кондиломами; 16, 51, 52, 58-й — с плоскоклеточными интраэпителиальными поражени­ями высокой степени.

По данным D.Eschle и соавт. (1992), имеются географиче­ские особенности нуклеотидной последовательности гена Е7 вируса папилломы человека 16 и 18-го типов в Танзании и Германии. Авторы предполагают, что подобные географиче­ские особенности существуют и в других регионах мира. C.Kammer и соавт. (2000) считают, что по антигенному соста­ву ВПЧ 16-го типа можно выделить азиатско-американский, северо-американский, европейский и африканский типы ви­руса. Однако, согласно результатам других авторов, произво­дивших исследования папилломавирусной инфекции челове­ка в Колумбии и Испании, теория географической распро­страненности ВПЧ-инфекции недостаточно убедительна.

По данным исследований, проведенных в Коста-Рике в 2001 г., отмечается высокая распространенность ВПЧ-ин-фекции у больных с CIN. J.Dillner и соавт. (1994) показали, что основным инфекционным агентом у больных раком шей­ки матки в Северной Швеции является вирус папилломы че­ловека 16-го типа.

По данным Н.С.Киселевой (1967), предопухолевые забо­левания шейки матки в 2 раза чаще встречаются у коренных жительниц Киргизии по сравнению с русскими. При изуче­нии заболеваемости шейки матки в Казахстане О.Л.Смахтина (1975) отметила, что самая низкая частота заболеваний шей­ки матки регистрируется у коренных жительниц, представи­телей тюркской группы. Автор связывает данный факт с осо­бенностями быта, обычаев, гигиенических навыков, а также невысоким количеством абортов у данной группы населения. Частота предопухолевых заболеваний шейки матки не связа­на с принадлежностью к той или иной этнической группе, а скорее зависит от места жительства.

Благодаря последним эпидемиологическим исследовани­ям установлено, что риск ПВИ выше у некоренного населе­ния региона и ми фантов из других регионов. Так, у мексика­нок, рожденных в США, регистрируются более низкие уров­ни ВПЧ-инфекции, чем у мексиканок, рожденных в Мексике и проживающих в США (Giuliano A.R. et al., 2001). Авторы исследования предполагают, что в этом случае имеет значе­ние сексуальное поведение мужчин. Распространенность ВПЧ-инфекции среди американских мексиканок составляет 14,4%. ВПЧ 16-го типа, по данным авторов, одинаково рас­пространен в США и в Мексике. Самая высокая заболевае­мость отмечена в возрасте 16—25 лет — 25%; самая низкая в возрасте 56—65 лет — 5,3%.

По данным T.Nyari и соавт. (2001), обследовавших 728 жи­тельниц Венгрии, распространенность папилломавирусной инфекции гениталий составляет 14%. Авторами выявлены «маркеры» ПВИ: возраст моложе 24 лет, нерегулярная поло­вая жизнь, курение, аномальная цитологическая картина в цервикальных мазках, наличие кондилом и генитального рака у кого-либо из членов семьи, а также проживание в реги­оне с высоким уровнем безработицы. Использование презер­ватива снижает риск заражения папилломавирусной инфек­цией гениталий, причем независимо от того, какой именно фактор риска присутствует у данной пациентки.

D.B.Mak и соавт. (1993) при обследовании коренных жи­тельниц Австралии отметили, что частота диспластических поражений шейки матки у них ниже, чем в целом по данной территории. У 1,6% больных обнаружена CIN, у 2,6% получе­ны данные о заражении ВПЧ; в возрастной группе от 15 до 19 лет выявляемость CIN составила 4,7%.

По данным различных авторов восприимчивость цервикального эпителия к вирусу папилломы человека связана с генетической предрасположенностью. В геноме человека открыт белок р53. Исследованием его структуры занимают­ся ведущие биологи мира, считая, что он является узловой точкой генома, изменения в которой запускают развитие опухоли. В 1990 г. были определены функции р53 в нормаль­ных клетках как гена — супрессора опухолевого роста. В ли­тературе достаточно широко обсуждалась роль других ин­фекционных факторов в этиологии заболеваний шейки мат­ки. S.Graham и соавт. (1985) высказали предположение, что рак шейки матки ассоциирован с вирусом простого герпеса 2-го типа. N.Reesink-Peters и соавт. (2001) изучали присут­ствие антител к Chlamidia trachomatis при цервикальной инт-раэпителиальной неоплазии и не выявили никакой взаимо­связи. J.Dillner и соавт. (1994) исследовали антитела к хламидиям, цитомегаловирусу, вирусу Эпштейна— Барр, вирусу простого герпеса 2-го типа и вирусу папилломы человека 16 и 18-го типа у 94 больных раком шейки матки в Финлян­дии. Были выявлены повышенные уровни антител к ВПЧ 16 и 18-го типа, а также небольшое увеличение титра анти-хламидийных антител. В некоторых исследованиях (Critc-hlow C.W. et ah, 1995) показана взаимосвязь выявления хла-мидий при эктопии шейки матки, ассоциированной с экзо-цервицитом. Хронические экзоцервициты чаще всего обна­руживаются при сочетании кондилом шейки матки и CIN с эктопией, что объясняется благоприятными условиями для внедрения и колонизации этих микроорганизмов в ци­линдрическом эпителии.

K.A.Ward и соавт. (1994), обследовав 212 пациенток, обра­тившихся с жалобами на аногенитальные бородавки, в 56% при кольпоскопии и в 32% случаев при цитологическом ис­следовании цервикальных мазков обнаружили патологию шейки матки.

Многие исследователи отмечают «высокую возможность ассоциации между хламидиями и цервикальной интраэпите-лиальной неоплазией» (Carta G. et ah, 1994; Schneider A. et ah, 1996).

R.Cartier и I.Cartier (1993) предлагают диспластические процессы шейки матки трактовать как заболевание, передающееся половым путем. При этом данное положение авторы аргументируют следующими доводами:

1) рак шейки матки очень редко наблюдается у монашек;

2)    частота рака шейки матки в 3,5 раза выше у женщин, мужья которых страдают раком полового члена;

3)    цервикальная интраэпителиальная неоплазия часто со­четается с большинством заболеваний, передающихся поло­вым путем.

В ряде эпидемиологических исследований было отмечено снижение заболеваемости раком шейки матки у женщин, чьи мужья подвергались циркумцизии. Этот факт связывали с возможным канцерогенным действием смегмы. В других исследованиях авторы, пытаясь объяснить отсутствие рака шейки матки у девственниц и монахинь, высказывали пред­положение о канцерогенности содержащихся в сперме гисто-нов и протаминов, которые в культуре ткани вызывали ати-пию многослойного эпителии шейки матки (Киселев Ф.Л., 1990).

Курение также относят к одному из вероятных факторов риска патологии шейки матки. По данным некоторых авто­ров курение ассоциировано с цервикальной интраэпители-альной неоплазией и раком шейки матки. Причем риск забо­левания повышается с увеличением количества сигарет в день и продолжительностью курения. Риск рака шейки матки не \ изменяется при продолжительности курения менее 20 лет, а риск CIN четко коррелирует с продолжительностью куре­ния. S.F.Daly и соавт. (1998) доказали, что у женщин, выкури­вающих более 20 сигарет в день, риск плоскоклеточных инт-раэпителиальных поражений высокой степени увеличивается в 5 раз. По данным S.E.Barton и соавт. (1989), в цервикальной слизи курящих женщин обнаружены производные никотина, которые снижают число клеток Лангерганса в шейке матки, что приводит к персистенции вируса папилломы человека. Кроме того, продукты метаболизма никотина могут индуци­ровать мутации, способствуя процессу канцерогенеза. Следо­вательно, присутствующие в табачном дыме канцерогены мо­гут действовать на разных этапах изолированно или в сочета­нии с ВПЧ. Однако F.X.Bosch и соавт. (1992) отмечают слабую корреляцию курения с раком шейки матки по сравнению с другими факторами риска.

В литературе обсуждается возможность диетической детер­минированности заболеваний шейки матки. Так, по данным K.A.Keefe и соавт. (2001), у ВПЧ-отрицательных женщин с CIN, на протяжении 2 лет принимавших каротин (30 мг/сут.), отмечен регресс плоскоклеточных интраэпителиальных пора­жений низкой степени в 30% случаев, высокой степени — в 18% случаев. В случае ВПЧ-положительных плоскоклеточных инт­раэпителиальных поражений такой корреляции не наблюда­лось. R.Herrero и соавт. (1991) показали, что витамин С, каро-тиноиды в сочетании с витамином С снижают риск развития рака шейки матки. Однако, по данным К.МаШо и соавт. (1990), не выявлено никакой взаимосвязи между повышенным или недостаточным потреблением витаминов А и С, фолиевой кис­лоты, каротиноидов с развитием рака шейки матки.

Большой практический интерес представляет влияние различных методов контрацепции на возникновение генитальных инфекций и патологии шейки матки. Для профи­лактики инфекций, передающихся половым путем, наибо­лее предпочтительны барьерные методы контрацепции. D.B.Thomas и соавт. (1996) при изучении анамнеза больных раком шейки матки установили, что длительное использова­ние эстроген-гестагенных препаратов с целью контрацепции увеличивает риск развития рака шейки матки. Риск развития рака также возрастает и при использовании КОК с повышен­ным содержанием гестагенов. По данным M.M.Madeleine и соавт. (2001), риск развития рака шейки матки у женщин с ВПЧ-инфекцией повышается при длительным (более 12 лет) использовании оральных контрацептивов. C.Morrison и соавт. (2001), изучая влияние гормональной контрацепции на возможность развития цервикальной инфекции, установи­ли, что прием комбинированных оральных контрацептивов не ассоциируется с инфекциями экзоцервикса. Использова­ние Депо-Провера, как считают некоторые авторы, связано с повышенным риском инфекционных поражений шейки матки у пациенток до 18 лет. Однако, по данным N.Munos и соавт. (1999), использование контрацепции независимо от метода снижает заболеваемость папилломавирусной инфек­ции. M.SchiffH соавт. (2000) выявили факторы риска церви­кальной интраэпителиальной неоплазии среди индианок американского происхождения и установили, что риск разви­тия CIN увеличивается при использовании внутриматочной контрацепции женщинами с ВПЧ-инфекциями. Оральная контрацепция положительно коррелирует с эктопией шейки матки, особенно в присутствии цервикальной инфекции.

B.Kaplan и соавт. (1998) сообщают, что при цитологически выявленной дисплазии шейки матки на фоне длительного (более 5 лет) использования внутриматочного контрацептива, изменения в цервикальных мазках исчезают самостоятельно после извлечения ВМС. D.B.Thomas и соавт. (1996) при ис­следовании 225 больных раком шейки матки в Таиланде уста­новили, что большое количество половых партнеров увели­чивает риск заболевания. Авторы предположили, что повы­шенная частота рака шейки матки у женщин, вступивших в брак после 30 лет, может быть связана с тем, что до женить­бы их мужья пользовались услугами проституток. При иссле­довании риска развития рака шейки матки среди семейных пар установлено, что риск заболевания повышается в 5,2 раза в семьях, в которых один из супругов имел 20 и более половых партнеров в течение жизни. F.X.Bosch и соавт. (1994) провели исследование женщин групп повышенного риска в Испании и Колумбии. Была выявлена зависимость между риском раз­вития рака шейки матки, большим количеством половых партнеров и продолжительностью партнерства, ВПЧ-инфек-цией. Авторами сделан вывод, что повышенный риск рака шейки матки в Латинской Америке связан с эндемическими особенностями ВПЧ-инфекции и недостаточной элиминаци­ей вируса в группах повышенного риска.

Интересные данные получены при изучении влияния бере­менности и родов на частоту заболеваний шейки матки. По данным N.Munos и соавт. (1999), не обнаружена связь меж­ду выявляемостью ДНК ВПЧ и количеством родов. В возник­новении предраковых состояний шейки матки многие иссле­дователи придают большое значение родовой травме и травме после искусственного аборта. Чем больше родов в анамнезе, тем реже выявляется рак шейки матки, и чем больше абортов, тем чаще заболеваемость раком шейки матки. В.Н.Вехнов-ский (1984) при обследовании в течение 3 лет женщин после искусственного аборта отметил различную патологию шейки матки. Причем заболеваемость была выше в группе пациен­ток, у которых срок беременности при медицинском аборте составлял 11—12 нед. Исследование «случай-контроль» в 8 го­родах Франции в 1984 г. показало, что у женщин с двумя и бо­лее абортами в анамнезе риск заболевания раком шейки мат­ки в 5 раз выше, чем у не имевших искусственных абортов. Эпидемиологические исследования, проведенные в 70-х годах в Армянской ССР, показали, что основная масса случаев рака шейки матки регистрируется в 3 городах республики — Ерева­не, Кировокане и Ленинакане, где в то время производилось больше всего искусственных абортов.

Канцерогенное действие аборта может быть связано с ме­ханической травмой эндоцервикса и возможной инфекцией. В результате этого нередко развивается хронический воспалительный процесс, на фоне которого могут возникать кле­точная атипия и дисплазия эпителия шейки матки. Роли ме­ханической травмы как возможного фактора нарушения реге­нерации в зоне эктопии шейки матки посвящены и исследо­вания последних лет. KJ.Syrjanen (1996) показал, что церви-кальная эктопия встречается в 2 раза чаще на передней губе шейки матки по сравнению с другими локализациями. Ци­линдрический эпителий в силу своего однорядного строения является наиболее уязвимым к механическому повреждению. По данным G.Tordjman (1976), во время полового акта кон­такт полового члена у женщин, имеющих матку в положении anteflexio, происходит преимущественно с передней губой шейки матки; при положении матки в retroflexio — с задней вне зависимости от выбранной парой позы. Факторами меха­нической травмы цилиндрического эпителия цервикального канала могут быть барьерные средства контрацепции и влага­лищные тампоны типа «Тампакс» (Новиков А.И., Коно­нов А.В., Ваганова И.Г., 2002).

Различные авторы указывают на роль профессиональных вредностей в этиопатогенезе заболеваний шейки матки. О.Л.Смахтина (1975) отмечает более высокую частоту заболе­ваний шейки матки у работниц табачной и нефтеперерабаты­вающей промышленности. Причем самая высокая заболевае­мость регистрируется у женщин, имеющих непосредствен­ный контакт с вредными веществами. A.Blair и соавт. (1979) провели анализ 330 смертей работниц прачечных и химчис­ток. Среди данной когорты женщин отмечен увеличенный риск развития рака легкого и рака шейки матки.

Таким образом, вопросы этиологии и факторов риска раз­вития заболеваний шейки матки в настоящее время остаются недостаточно изученными. Актуальность данной проблемы требует дальнейших исследований с целью определения кли-мато-географических, профессиональных и бытовых пред­располагающих факторов патологии шейки матки, влияния репродуктивного поведения женщин на заболеваемость, а также выяснения других причин, имеющих значение в эти­опатогенезе заболеваний экзоцервикса.


Похожие статьи
загрузка...
Категория: Заболевания | Добавил: gynekolog
Просмотров: 3773 | Загрузок: 780 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]